Официальный сайт администрации Гороховецкого района

Главная / 9 мая-День Победы / "СТЕНА ПАМЯТИ"

 

"СТЕНА ПАМЯТИ"

"СЛАВА ТЕБЕ, ПОБЕДИТЕЛЬ СОЛДАТ!"
Чем оправдать детей невинных муки,
Скорбь матерей, седых от горя и разлуки,
Надежд, ласкавших жизнь, крушенье
И мира варварское разрушенье?

Воспоминания воинов - освободителей о ВОВ и о себе...

История жизни  «Вишневые воспоминания»
Людмила Касаткина, человек, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.


Я люблю свой родной Горо­ховец! Но особенно хочу рассказать историю о вишневом саде.
Было это давно, в дни, когда шла Великая Отечественная война. Тогда я, совсем малень­кая девочка, жила около школы, в которой сейчас находится центр «Семья». Мы с другими ребятишками разного возраста каждый день бегали в воен­ный сад, так мы называли его, вероятно, потому, что охранял его парень, одетый в военную форму. Звали мы его Ваня Солнцев. Настоящее было это имя или нет, не знаю. Время было военное, голодное, а семьи у всех были большие.
Когда мы бежали в сад, все­гда боялись встретить сторо­жа с собакой. Поэтому сна­чала осматривались и - бе­гом к нашей лазейке в забо­ре. Вишню рвали всю под­ряд, собирали за пазуху. В день бегали в сад несколько раз. Ягоды были чудесные; мама говорила, что эта вишня сортовая, особая.
Сейчас у всех в садах, на дачах растет вишня раз­ных сортов. Но та, кото­рую мы рвали детьми, была самая вкусная, луч­ше и слаще тех ягод я никогда не пробовала.
В здании, где сейчас расположен центр «Се­мья» во время войны был госпиталь. Мы, дети, туда тоже частенько за­ходили в гости. Иногда приносили раненым солдатам испеченные из мороженой картошки лепешки, которые назы­вали «ляли». Но чаще они сами подкармлива­ли нас, голодных  малыщей ,кусочком сахара или хлебом. У многих, навер­ное, дома остались дети, и солдатики нас очень жалели. Один, мы его звали дядя Во­лодя, всегда припрятывал для меня лакомство.
Так совпало, что, когда его выписывали из госпиталя, вой­на подходила к концу. Од­нажды он позвал всю ребят­ню в вишневый сад. Другой солдат нас всех сфотографи­ровал на память. Детвора рас­ставалась со своим другом, как с родным. Помню, плакала сильно и просила взять меня с собой на войну - бить нем­цев. Я и сейчас вспоминаю дядю Володю со слезами на глазах. Жив ли он сейчас? Спустя какое-то время, нам домой принесли фотографию, на которой была запечатле­на наша дружная компания. Этот снимок я бережно хра­ню и поныне (см. фото).
Уже после войны мы, школьники, собирали вишню в саду и сдавали ее на Пищекомбинат. Да, прошло много лет с той поры, но виш­невый сад живет в нашей па­мяти. К сожалению, нет уже той былой красы, яблонь, ви­шен осталось мало, вместо плодовых деревьев выросли сорные. И все же есть надеж­да, что сады будут возрожде­ны, и вновь наш город вес­ной будет похож на большой цветущий сад!


История жизни
Рябинкин Павел Васильевич    (16.02.1923 – 19.01.2004),
участник Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

Рябинкин Павел Васильевич с младшей дочерью Татьяной
Еще мальчишкой Павел Васильевич Рябинкин любил рисовать. Привлекала его природа. Знающие люди посоветовали учиться живописи. И вот после окончания седьмого класса Павел был принят во Мстерское художественное училище.
Но не пришлось ему стать художником миниатюры и оставлять после себя след на земле в виде разрисованных шкатулок, медальонов. Война. Она перепутала планы Павла Васильевича. В 1942 году, после окончания третьего курса училища восемнадцатилетнего парня Родина позвала на защиту города Ленина. Здесь направили его в офицерское училище, закончить которое не удалось. Слишком уж тяжело было в тот год на рубежах обороны Ленинграда.
В один из зимних дней сорок второго училище построили, разъяснили создавшееся положение и спросили: «Кто добровольно желает идти на фронт». Желали все курсанты. И вот училище в пешем строю двинулось на защиту города.
Первое боевое крещение Павел Васильевич получил у Синявинских болот, неподалеку от станции Мга. Многие курсанты остались здесь навечно. Павлу Рябинкину повезло: остался жив и невредим. Курсантов расформировали по разным частям. П.В.Рябинкин стал минометчиком и в составе маршевой роты был направлен в 1943 году на Северный Донец. Здесь командирование решило сделать маневр, имитирующий центральное направление прорыва вражеской обороны перед назревающими событиями на Орловско-Курской дуге. Тут и нашла фашистская пуля солдата. Вошла она в правое плечо с проникающим ранением в грудь. Лечили Павла Васильевича в Бакинском госпитале. Проведенные операции спасли жизнь, но рука висела плетью.
- Ничего, Павел, - говорил ему хирург, - через два года нервы восстановятся, и ты сможешь владеть рукой как и прежде. Но шесть лет пришлось ждать, когда постепенно стали действовать пальцы, затем локтевой сустав, а там и рука стала подниматься. И вновь обрел Павел Васильевич возможность заняться своим любимым делом.
Рябинкин Павел Васильевич. Оформление спектакля народного театра им. М.Горького, г.Гороховец, 1989 год
Стал работать художником в судостроительном заводе, затем перешел в клуб им.Ленина. Здесь и раскрылся самобытный талант П.В.Рябинкина. Оформление спектаклей народного театра им.Горького публика встречала всегда аплодисментами. Не забывал и живопись. Каждую свободную минуту отдавал ей.
На его картинах запечатлены природа родной Гороховецкой земли, эпизоды Великой Отечественной войны.
Две медали лауреатов смотров самодеятельных художников, участник ВДНХ СССР, Международной выставки в г.Лейпциге, по итогам II Всесоюзного фестиваля народного творчества работы П.В.Рябинкина были удостоены бронзовой медали ВДНХ СССР (1987 году) – к этим вершинам в своем творчестве шел солдат Павел Васильевич Рябинкин через войну. Он видел смерть в глаза, пролил свою кровь. Медаль «За отвагу» и орден Отечественной войны напоминают ему те тяжелые времена.
На заслуженном отдыхе ветеран войны и труда выращивал на своем огороде чудо-помидоры, отменные яблоки, черную смородину, крыжовник. Но все так же тянуло его в укромные уголки за рекой Клязьмой или посидеть на высоком берегу реки, где рождалась очередная картина.

Большинство работ художника – пейзажи. Он воспевает родной город, окрестные леса и поля – красоту среднерусской природы. Однако творчеству Павла Васильевича свойственна и гражданская направленность. Он создал цикл графических работ, посвященных строителям БАМа, их мужеству и трудовому героизму. Раны, не беспокоившие 55 лет, к старости стали очень болеть. Когда после ранения правой руки, тогда в 43-м, предлагали отнять руку, Павел Васильевич не дал, сказав: Я – художник. Последнее время боли не отступали. По словам жены Антонины Федоровны, боли были настолько невыносимыми, что просил отнять мизинец. Умер Павел Васильевич Рябинкин в Крещенье, 19 января 2004 года.
Вырастил двух дочерей. Старшая Людмила живет в Н.Новгороде, сейчас находится на заслуженном отдыхе. А младшая Татьяна вот уже 27 года живет в Ханты-Мансийске, преподает в школе. Внучки Елена (33 года) живет и работает в Н.Новгороде, Наташа (22 года) учится в университете им.Лобачевского. Внук Павел окончил электротехнический институт в С.-Петербурге. Антонина Федоровна сожалеет, что дар Павла Васильевича не передался никому.


История жизни, воспоминания  «Вдовий дом»
Степанова Зоя Андреевна, человек, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

Я не могу писать о войне, потому  что родилась лишь в сорок первом году. Но хорошо помню послевоенные годы… Помню своих подруг и друзей, что выросли без отцов. Помню, как трудно жилось в те времена.
Улица Верхне-Пролетарская – это улица моего детства. Рядом с нашим домом находился другой – шестнадцатиквартирный, где жили рабочие авторемонтного завода. Но это был не просто дом. Почему? – спросите вы. Я отвечу: из шестнадцати семей – только в одной был мужчина. Остальные вернулись домой похоронками или сообщениями: пропал без вести. Это был дом вдов. Все мое детство прошло рядом с жителями этого дома, и я видела, как трудно женщинам растить детей одним – без отцов. В семьях было не по одному ребенку, а работала одна мать, некоторые не работали вообще.
Дом был с печным отоплением; поскольку денег не было, все ходили с санками через реку за тальником. Мы бегали встречать своих мам, так как везти этот груз в гору одной очень трудно. Дрова же нужны не только для отопления, но и для приготовления пищи: газа ведь не было, а электричество часто отключали. До сих пор задаюсь вопросом: «Как нашим матерям удавалось что-то приготовить своим вечно голодным детям?» Летом все немного оживали: ловили рыбу, собирали грибы и ягоды. Но настоящим лакомством были ракушки! Целые кучи пустых раскрытых раковин  поблескивали на солнце недалеко от дома. Господи, как же все бедно и голодно жили! Даже хлеба никто вдоволь не ел. А очереди за ним, давки, наверное, помнят все. Другой раз так прижмут в дверях или у прилавка, что и не вздохнуть. Да, в то время все знали цену хлеба, цену деньгам.
Летом мы, дети, перебирались спать в  сараи: квартиры уж больно были маленькими. Вечерами мы любили играть, печь картошку на костре и мечтать… Мечтать о лучшей жизни, а еще придумывали разные истории о том, что было бы… если бы… Мы путешествовали по другим городам, спускались в подземелья в поисках погибших и пропавших без вести отцов. В наших мечтах они всегда возвращались домой, находились, и жизнь резко менялась. Отцы одаривали своих детей подарками, угощали всякой всячиной и, конечно, ласкали и любили своих дочек и сынков. Но, увы, - это были только мечты. Так никто и не вернулся, никто не приласкал и не пожалел нас, а женщины одни так и растили своих детей.
Шло  время… Парни уходили в армию, отслужив, шли работать на завод; девушки тоже начинали свою трудовую жизнь на заводе. А в доме сделали капитальный ремонт, после которого въехали новые жильцы. Прежним жителям дали квартиры в заводском поселке.
Теперь от этого дома и следа не осталось. Но этот дом вдов, наверное, никто не забыл. Такое нельзя забыть. Нет уж в живых тех вдов, но живы их дети, внуки. А  еще остался жить родник, в котором женщины всей улицы брали чистую, всегда холодную и живительную воду. Может быть, это он помог им выжить, давал силы в то трудное время. Ведь ни одна из них не бросила своих детей, а были всегда ласковыми, добрыми, сильными и веселыми матерями.

В Крещение служители Никольского монастыря освящают этот родник. Я тоже бываю там и всякий раз вспоминаю и дом, и вдов, и всех матерей нашей улицы Верхне-Пролетарской и говорю: Царство вам небесное!

История жизни «У них были ключи от неба Москвы»
Федорова Валентина Евлампиевна,
участник Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

В суровые военные годы на защиту неба Москвы от вражес­ких налетов встали доблестные воины противовоздушной обороны - летчики-истребители, зенитчики, прожектористы. Значительный вклад в победу над врагом внес боевой отряд аэростатчиц, в состав которого входили гороховчанки - Ва­лентина Евлампиевна Федорова.
Весной 1942 года прозвучал призыв к жен­щинам: заменить в армейских  частях ПВО мужчин - в  них более нуждались стрелковые, минометные и другие фронтовые части. Многие девушки обратились в военкоматс просьбой отправить их на фронт.
Утром  14 апреля  на сборный пункт пришли пятьдесят молодых гороховчанок, довольно пожелавших  на защиту Родины. Де­вушкам выдали гимнастерки с юбками, ботинки, полотенце, мыло и вещевой мешок.
Весь день играла музыка, а ночью со станции Ильино отправился в Москву поезд с новобранцами. После медицинского осмотра прошло распределение. Несколько наших девчат оказались в ча­стях воздушного наблюдения, оповещения связи (ВНОС). Самых выносливых и крепких отобрали во вторую дивизию аэростатов заграждения. В их числе оказались Валя Федорова, Валя Земскова, Лена Малинина, Оля Кокарева, Маша Уханова, Римма Андрианова и другие горохорвчанки. К сожалению, многих свиде­телей тех дней уже нет в жи­вых. Поэтому вдвойне ценны воспоми­нания, ко­торыми с нами по­делилась Валентина Евлампиевна Федорова.
Девушки-аэростатчицы прошли полный курс обу­чения, строевую и стрелко­вую подготовки, изучили сна­ряжение и эксплуатацию аэростатов. Нелегко было привыкать к армейскому быту, к тяжелой физической нагрузке, но они понимали ради чего все это.
Налеты на Москву совер­шались ежедневно, но бла­годаря зенитной артилле­рии, стальной завесе аэро­статов заграждения в город прорывались лишь единич­ные самолеты. Посты аэро­статов, где круглосуточно несли дежурство девушки, располагались в разных ча­стях Москвы на наиболее вероятных направлениях полетов противника. Валентина Евлампиевна со свои­ми боевыми подругами несла службу на площади Пушкина. При поступлении сигнала с командного пун­кта с помощью специальных тросов они поднимали аэростат в небо на высоту от двух с половиной до семи километров. Для этого была нужна немалая физическая сила, сноровка, ловкость. При этом бойцы всегда были с винтовкой и проти­вогазом за спиной - таков закон войны. Служба была тяжелой. Достаточно сказать, что каждый пост должен был сам обеспечивать себя во­дородом для аэростатов. Днем девушки несли пус­тые оболочки газгальдеров на завод в Ростокино, а потом возвращались обратно, держа наполненные газом  емкости за стропы.
Труднее всего   боев женскому расчету приходилось, когда метеослужбыа объявляла штормовое  предупреждение. В такие девушки всеми силами  спасали аэростаты: выпускали  из них газ, затягивали веревки, насыпали в мешки песок, камни. Некоторым такое спасение стоило жизни.
Молодые аэростатчицы  отлично несли службу. Многие из них в конце войны были награждены орденами и медалями. Младший сержант Федорова удостоена ордена Отечественной войны II степени  и специальной медали защитника неба Москвы.
Военная служба для Валентины  Евлампиевны и других гороховчанок окончилась в июле 1945 года. Вернулась в родной Гороховец, но связь со с боевыми  подpyгами не прервала, ведет переписку, по возможности встречаются.
Каждый год 9 Мая в Москве у Большого театра собираются аэростатчицы, чтобы вспомнить военные  годы и тех, кого уже нет в этой жизни.

16 04 2016 08:49.

Администрация муниципального образования Гороховецкий район
Ленина ул., д. 93, г. Гороховец, Владимирская обл., 601480
Телефон приемной: (49238) 2-15-65, факс: (49238) 2-10-62; Email: goroxr@avo.ru